A+ A A-


Цирли-мирлих с фигли-миглями

Оцените материал
(8 голосов)
Вадим Казначеев Вадим Казначеев

"Всё, либерализация закончилась!" Ох. Не закончилась. Ибо не может закончиться то, что не начиналось.

В связи с диспутами об окончании в Беларуси некой «либерализации", – вспомнилось мне из Александра Галича:

 

«Мутный за тайгу ползёт закат,

Строем на снегу – пятьсот зэка.

Ветер мокрый хлестал мочалкою,

То накатывал, то откатывал,

И стоял вертухай с овчаркою,

И такую им речь откалывал:

 

"Ворон, растудыть, не выклюет

Глаз, растудыть, ворону,

Но ежели кто закосит –

Тот мордой в снег!

И прошу, растудыть, запомнить,

Что каждый шаг в сторону

Будет, растудыть, рассматриваться

Как, растудыть, побег!"

.........................................

 

Не косят, не корчатся в снегах зэка –

Разговор про творчество идёт в ЦК.

Репортёры сверкали линзами,

Кремом бритвенным пахла харя,

Говорил вертухай прилизанный,

Непохожий на вертухая:

 

"Ворон, извиняюсь, не выклюет

Глаз, извиняюсь, ворону,

Но все ли сердцем усвоили

Чему учит нас Имярек?!

И прошу, извиняюсь, запомнить,

Что каждый шаг в сторону

Будет, извиняюсь, рассматриваться

Как, извиняюсь, побег!"

 

Если в этих строках (написанных в 1969 г.) говорится, оказывается, о либерализации – то тогда да, в Беларуси тоже была либерализация. 

Я бы этот термин никак не употребил – и в том, и в другом случае речь идёт лишь о временном некотором смягчении режима. 

Протоколы и штрафы вместо задержаний и "суток" – это никакая не либерализация, это мимикрия. Внешнее мало-мальское соблюдение приличий. Как у того же Галича: "Цирли-мирлих с фигли-миглями – это, рыжий, всё на публику".  

Причём на публику не отечественную, а зарубежную. Желание примириться с Западом на фоне экономических трудностей. И – на этом же фоне – практическое отсутствие сколь-либо массовых протестных акций. До сих пор. А теперь, когда "процесс пошёл" – стало не до приличий, "цирли-мирлих" резко закончился.  

Тем более, что пошёл этот процесс в весьма опасном для режима направлении: вдобавок к экономическим требованиям – которые вышли далеко за рамки отмены декрета №3 – настойчиво звучит "Лукашенко, уходи!", протесты организуются оппозицией, и организуются достаточно успешно, не только в столице, но по всем регионам Беларуси. 

Это с учётом того, что улучшений в экономике не предвидится. Нежели проводить реформы – упаси Бог, либеральные – куда привычнее, как тот чеховский унтер Пришибеев: "По какому полному праву тут народ собрался? спрашиваю. Зачем? Нешто в законе сказано, чтоб народ табуном ходил?.. Наррод, расходись! Не толпись! По домам!" 

Наряду с этим, Александр Лукашенко, встречаясь с министром иностранных и европейских дел Бельгии Дидье Рейндерсом, прямо-таки признавался в любви к ЕС: "Евросоюз — это мощнейший полюс… Европейский Союз — это мощная опора для планеты, если она исчезнет — быть беде. Поэтому все ваши “брекситы” и националистические движения я не воспринимаю. Чего бы ни стоило, Европейский Союз надо сохранить". 

И совсем уж любопытное заявление: "Если бы вы внимательно посмотрели на Беларусь, то увидели бы здесь и права человека, и демократию…" Это при том, что число задержанных – за сугубо мирные протесты! – пошло на вторую сотню, суды вовсю лепят "сутки", не говоря о штрафах, и притом не только политиков и активистов, но даже журналистов и блогеров (очень боятся информации).  

Притом не постеснялись в сам день, когда сказаны эти причудливые слова – и в День Конституции, к слову – сперва осудить в Барановичах активиста ОГП Николая Черноуса на 12 суток; потом, в тот же "праздник" – за участие в разрешённой властями акции! – задерживать и избивать людей, после чего их же и осудить на 12–15 суток.  

Что ж, Лукашенко дал дельный совет – посмотреть стоило бы очень внимательно, да. 

Ясное дело – в нынешней тяжёлой экономической ситуации, да ещё и при осложнениях с Россией, помощь Запада была бы отнюдь не лишней. Однако здесь – расстановка приоритетов. Безусловным приоритетом для "батьки" является власть. Несменяемая, неограниченная и бесконтрольная. Всё остальное – как получится. 

Вот интересно, – тот, кого некоторые поспешили заподозрить в "либерализации", способен хотя бы выговорить само это слово, не вставив внутрь "бля"? 

Я здесь не только и не столько об уровне интеллектуального развития, а больше о самой природе Лукашенко, который органически не переваривает понятие "свобода" (для других, не для себя, любимого, конечно). А природа диктатора при персоналистском режиме имеет огромное значение. 

Весь этот детский лепет об "очеловечивании режима", "перевоспитании Лукашенко", о неких "реформах", на которые он типа как бы ещё чуть-чуть и пойдёт… Дамы и господа, вы не пробовали кормить крокодила сухарём? Вряд ли, до такого только я мог додуматься. Я – пробовал. 

На выставке животных в Троицком предместье в аквариуме лежал крокодил. Выполз из воды и разинул пасть. Я решил, что очень голоден. Забегая вперёд, – обратился к служителям: что вы, мол, крокодила голодом морите? "Да что вы, мы вчера ему два килограмма рыбы скормили!" "Ага, – думаю, – сами небось эту рыбу съели". 

Как бы там ни было, ничего другого у нас с собой не было, пришлось предложить ему сухари (а что ещё? может, руку мне отгрызть?). И он на них накинулся. А крокодил – не говоря о том, что не его пища – в принципе малоспособен к поеданию сухарей: передние-то зубки у него развиты неплохо, а задних вообще почти нету; не приспособлен он жевать, ему надо откусывать и глотать. И он, бедненький, перемалывал дёснами эти сухари... 

Однако зайчиком от этого он не стал. Лукашенко, что ли, станет? 

Крокодил может и сухарик съесть – без аппетита и вопреки своей природе. Но это ненадолго. Поскольку крокодил остаётся крокодилом. 

Сиречь, не было и не будет при этом режиме либерализации. 


belaruspartisan.org

 

Другие материалы в этой категории: Многозначное слово «срок» »

Апошнія навіны

Архіў навінаў

Рассылка

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.