ОГП



Лев Марголин: Лукашенко утонет вместе с приближенными товарищами

Оцените материал
(9 голосов)
Лев Марголин Лев Марголин

По белорусскому нефтяному эмирату готовится тройной удар.

3 сентября глава налогового департамента Минфина РФ Алексей Сазанов заявил, что поставки нефтепродуктов в Беларусь могут упасть более чем в 10 раз и с 2019 года составят 100-300 тысяч тонн в год. Как известно, более дешевые нефтепродукты от восточной соседки использовались Минском для удовлетворения нужд внутреннего рынка, а свои, более дорогие, Беларусь продавала. Получается, что Россия решила прикрыть «нефтяную лазейку», которой пользовались белорусские власти.

Какие последствия ожидают нашу экономику после подобных решений? Cайт Сharter97.org обратился за комментарием к члену Экспертного совета ОГП, экономисту Льву Марголину.

- Это ударит в первую очередь по некоторым товарищам, которые приближены к Лукашенко. Большого и внушительного влияния на белорусскую экономику, я так думаю, это решение не окажет.

Сегодня самое главное для властей - сохранить поставки нефти и загрузить наши НПЗ под завязку. Если удастся задействовать наши предприятия по полной программе, то, как обычно, четверть нефтепродуктов пойдет на внутренний рынок, а остальная часть уйдет на экспорт.

Проблема заключается в том, что импорт нефтепродуктов был существенным источником дохода и для бюджета, и для тех, кто приближен к власти. Теперь же «перетаможка», когда нефтепродукты попадали на белорусский рынок, а затем шли на продажу, под ударом.

- Можно ли говорить, что белорусскому нефтяному эмирату приходит конец. Ведь экономику ждет тройной удар: снижается количество нефти, которую Россия экспортирует в Беларусь, за счет налогового маневра ее цена увеличивается до мировой, а поставки нефтепродуктов сокращаются?

- Безусловно, тройной удар будет ощутим. Когда-то, несколько лет назад, в момент обострения белорусско-российских отношений, Путин сказал, что мы обеспечим «братский народ Беларуси» и он получит 6 миллионов тонн нефти, которые нужны для внутреннего потребления. А все что сверх этой цифры - по мировым ценам. Такое чувство, что не мытьем, так катаньем, не физическими ограничениями, так через налоговый маневр, Россия может придти к тому, что будет поставлять на льготных условиях только эти пресловутые шесть миллионов тонн нефти.

- Получается, что мы остаемся без дешевых нефтепродуктов из России, а для внутреннего рынка остаются свои, которые дороже. Ждать ли резкого скачка цен на автомобильное топливо?

- Цены на нефтепродукты внутри страны - это политический вопрос, а не экономический. Посмотрите, как себя ведет «Белнефтехим». Цены повышаются регулярно, но только на одну копейку.

Власти побаиваются тех возмущений, которые были несколько лет назад, когда проходили акции «Стоп бензин!», они сделали выводы из «тунеядских протестов», поэтому делать резкие движения боятся.

Кроме того, может произойти существенное сокращение потребления нефтепродуктов среди населения.

Чего можно ждать от подобного развития ситуации? Думаю, что ухудшится состояние платежного баланса нашей страны и состояние экономики в целом. Безусловно, это скажется на благосостоянии простых белорусов.

- Во время встречи с главой МИД Беларуси Владимиром Макеем Лукашенко заявил, что нужно «бояться и дрожать за экономику». Может ли наша экономическая модель существовать без дешевых углеводородов из России?

- Однозначно не может. Если все понимать так, как понимает Лукашенко, я имею в виду выражение «дрожать за экономику», то единственное чего он может добиться - это утонуть вместе с экономикой.

Без системных и радикальных реформ, внешних дотаций, которые мы получали, наша экономика нежизнеспособна.