A+ A A-


Жизнь без четырех нулей на купюрах (видео, стенограмма)

Оцените материал
(9 голосов)

Пять минут о главном – с профессором, доктором экономических наук Станиславом Богданкевичем.

«Пять минут о главном», ОГП-ТВ

стенограмма


Анатолий Лебедько
:
– Пять минут о главном – с профессором, доктором экономических наук Станиславом Богданкевичем.

Станислав Антонович, давайте мы с вами поговорим о деньгах, которые уже через совсем небольшой промежуток времени станут историей. Но будут новые. Только не будет четырех нолей. О деноминации. Насколько удачно выбрано время для деноминации?

Станислав Богданкевич:
– Ну, деноминацию надо проводить тогда, когда власть победила инфляцию. Когда уровень инфляции не превышает 3 %.

Анатолий Лебедько:
– А у нас сколько сегодня?

Станислав Богданкевич:
– А у нас в январе-феврале этого года в сравнении с январем-февралем предыдущего года по официальной статистике инфляция составила 12,1 %. То есть не побудила власть и решила все-таки провести деноминацию. А когда указ был президента, инфляция была еще выше. Поэтому время неудачное. Но, я бы сказал, это вынужденная мера, связанная с тем, что уже скоро наша счетная техника не в состоянии будет переваривать обсчет валового продукта с этими лишними нулями. А нули – это обесценение. Вы представляете, за годы после введения национальной валюты национальный рубль обесценился в 100 миллионов раз! Такого нет ни в одной стране, цивилизованной, скажем так. Может, в какой-нибудь там Зимбабве…

Анатолий Лебедько:
– Книга рекордов Гиннеса.

Станислав Богданкевич:
– Книга рекордов Гиннеса, да.

Анатолий Лебедько:
– А вот скажите, какие последствия этого шага? Давайте сначала вот Богданкевич как потребитель, который приходит в магазин и видит ценники, на них на 4 ноля меньше. Это какое-то психологическое успокоение? Легче считать?

Станислав Богданкевич:
– Ну, я думаю, что это приведет к определенной дополнительной инфляции, но она будет, видимо, незначительной. У нас инфляция и так идет, и без деноминации, постоянно и очень высокими темпами. Поэтому меньше будет денег в кошельках. Может быть, это приведет к более экономному расходованию денег, раз стоимость их реальная увеличивается.

Анатолий Лебедько:
– Но не приведет ли это к росту цен? Ведь всегда есть соблазн…

Станислав Богданкевич:
– Я думаю, что какой-то соблазн будет, но когда у нас и так 12, а не 3 %, а за год, я думаю, будет около 20 % в реальности. Поэтому я не разделяю мнение тех моих коллег-экономистов, которые считают, что это приведет к дополнительной серьезной инфляции. У нас инфляция и без деноминации ежегодно галопирующая. И надо принимать иные меры. Надо реформировать экономику, увеличивать конкуренцию, надо прекратить вмешательство государства в бизнес, особенно на рынке, с индивидуальными предпринимателями. Это все бы стабилизировало. А так – вредительство происходит.

Анатолий Лебедько:
– Скажите, а чего ожидать с депозитами, с курсом рубля? Это как-то повлияет, взаимосвязано или нет?

Станислав Богданкевич:
– Моя точка зрения все-таки как профессионала, что это чисто техническая операция. Вот сейчас министерство торговли специально дало распоряжение с 1 апреля указывать 2 цены на продукты: одна цена в нынешнем измерении, другая цена, чтобы показать людям, что инфляции не будет по этой причине. Если стоит какой-то продукт 100 тысяч рублей, то он будет стоить 10 новых рублей. Поэтому это специальная такая психологическая, чтобы показать, что она не влияет на инфляцию. Ну, немножко повлияет, но я имею в виду – на 1 % где-то, не более того. Поэтому в глобальном плане деноминация не является какой-то угрозой для роста инфляции.

Анатолий Лебедько:
– Но и не является решением проблемы?

Станислав Богданкевич:
–  Решения проблемы – в экономике. Что такое деноминация или что такое новые кредиты, когда не ограничивается вмешательство государства в бизнес, когда не снижается налогообложение, когда не сокращаются пустые неэффективные госрасходы, когда не снижаются налоги и т.д.? когда все время, каждый день, я вот сам чувствую, на электроэнергию увеличили цену, на газ увеличили, на связь увеличили, на телефон увеличили, на интернет увеличили, а пенсия у меня не увеличивается! Я беднее становлюсь ежедневно.

Анатолий Лебедько:
– Ну, что ж, о деноминации мы беседовали сегодня с профессором Станиславом Богданкевичем. Он считает, что это чисто техническая операция: одни бумажки меняют на другие. А стране, на самом деле, нужен новый экономический курс, нужна системная реформа, нужно реализовать программу «Миллион новых рабочих мест». И тогда, наверное, мы это почувствуем на размерах зарплат, пенсий, пособий, на оплате коммунальных услуг и другом.

Спасибо. И будьте с нами. 

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.