A+ A A-


Профессор Лепин: Нет никаких сомнений, что Островецкую АЭС не достроят

Оцените материал
(7 голосов)

Эксперт называет три главные причины, почему Островецкая АЭС не будет достроена:

1. Эта атомная станция Беларуси не нужна.
2.
Она не нужна никому, не только Беларуси. Сбыта электроэнергии с этой станции нет и не будет.
3.
Эта станция очень вредна и опасна. И не только для Беларуси.

 

Профессор Георгий Лепин подробно останавливается на вопросах себестоимости квт/ч, выработанного на станциях разного типа (20 центов на атомной против 3-4 центов на тепловой), на вопросах безопасности станции, профессионализма белорусских «специалистов», занимающихся этим вопросом, соблюдении технологии при строительстве, репутации России в целом и ее производителей атомных станций в частности.

Предлагаем Вашему вниманию отрывки из разговора Георгия Федоровича Лепина с Анатолием Лебедько в студии ОГП-ТВ. (Полностью – в видеоверсии)

…………………………………………………………….

- Сейчас в Беларуси параллельно с АЭС предпринято строительство блока по современным паро-газовым технологиям. Мощность – 300 МВт. Это будет самый мощный блок в Беларуси. Его строительство несравнимо дешевле. Он экономичен, с высоким КПД, работает на любом топливе: на угле, нефти, газе. Атомная же станция завязана строго на исполнителе. То есть Островецкая АЭС без России работать не будет никогда. Потому что ТВЭЛы (тепло-выделяющие элементы, основа атомного реактора) изготавливаются только в одной стране - той, которая разработала их. Другого варианта нет. Их невозможно заменить другими, что бы ни говорили агитаторы за АЭС. Так что топливо может быть только российским. То есть, построив атомную станцию, мы несравнимо сильнее зацикливаемся на России. Это огромный минус. Стоит России сказать: «У нас топлива нет» - и … приехали.

…………………………………………………………….

- Есть ли гарантии, что не произойдет второго Чернобыля?

- Гарантии нет никакой. И не только потому, что вообще гарантии на любые технические сооружения давать рискованно. Но еще и потому, что во всем мире совершенно четко сформировалось мнение, что российские атомные реакторы – самые ненадежные.

…………………………………………………………….

- Если бы была полноценная дискуссия в обществе, открытое честное голосование, как вы думаете, какую точку зрения на строительство АЭС поддержали бы люди?

- Ну, во-первых, референдум – это только финал определенной операции. До референдума люди должны были бы получить необходимую информацию. Это самое важное. То есть если позволить атомщикам везде утверждать, что атомная энергия – самая дешевая, самая надежная, самая выгодная и т.д. и т.д., то люди будут сомневаться. А если им параллельно рассказать, что это такое, к каким последствиям это может привести, какова стоимость электроэнергии, вырабатываемой на атомных станциях. Если им это перед референдумам рассказать, тогда они будут голосовать, несомненно, против атомной станции.

…………………………………………………………….

- Атомная энергия – самая дешевая?

- Не так давно, несколько лет назад, наши атомщики приводили такой аргумент: мы покупаем энергию с Игналинской АЭС и платим за нее по 2,5 цента за квт/ч. Дешево? Дешево. «Тепловая» электроэнергия стоит порядка 3-4 центов за квт/ч. Так что, выходит, атомная дешевле?

Дело в том, что Игналинская АЭС досталась Литве бесплатно: развалился Союз, она стояла там и стоит. Оказывается, в себестоимости атомной электроэнергии 80 % составляют капзатраты. При строительстве Игналинской АЭС все капзатраты легли на Россию, а Литва не платила за это. Литва платила лишь за приобретение топлива и обслуживающий персонал. А это 2 цента.

- То есть вы предлагаете внести в себестоимость электроэнергии стоимость строительства станции, обслуживание?

- Конечно. И не только. В отличие от тепловых, атомную станцию даже закрыть спокойно нельзя. Если тепловая станция отработала свой срок, то вышел, закрыл на ключ дверь и ушел. А атомную так нельзя оставить. Я бывал на атомной станции, которая уже несколько лет, как остановлена. Это было в Германии в районе Кельна. Но на этой станции продолжает работать весь персонал, он продолжает обслуживать станцию, которая потребляет все, как раньше, но ничего не дает. Электроэнергия нужна, тепло нужно, персонал нужен – все нужно, а ничего не дает. Вот это – обычная ситуация для атомных станций.

Атомная станция и после завершения своей работы остается очень опасным объектом. Вот, например, на Фукусиме. Там ведь самым опасным оказалась не сама станция, а место хранилища отработанного топлива. Потому что там набирается огромное количество этого топлива, и не исключена возможность возникновения крит.массы. Если крит.масса возникнет, то это – атомный взрыв.

…………………………………………………………….

- На вопрос литовского правительства, насколько безопасен атомный реактор в случае внешнего воздействия на него, наши очень умные атомщики ответили так: «Реактор будет перекрыт колпаком. Этот колпак способен выдержать падение самолета весом до 9 тонн, летящего со скоростью до 300 км/ч». Я пришел к Андрееву, который готовил этот ответ, и говорю ему: «Скажите, пожалуйста, где Вы нашли самолет весом до 9 тонн? Кукурузник – и тот порядка 7 тонн, но это экзотика. Вряд ли будут пользоваться таким самолетом. Ладно. А скорость 300 км/ч – откуда? Где сегодня самолет, который имеет такую скорость? Ну, разве что спортивный самолетик какой. Обычный самолет летает со скоростью минимум 900 км/ч». И вот я взял все это, пересчитал и получилось, что запаса у этого колпака не хватает ни много ни мало – всего в 40 раз! Вот такова надежность перекрытия реактора.

Еще один момент – это к тому, чтобы Вы представили себе уровень профессионализма человека, который этим занимается. Он мне вдруг говорит: «А вот представьте себе, летит самолет современный, и вдруг у него отваливается мотор. Мотор весит приблизительно где-то тонн 9-10. И падает на реактор. Вот реактор выдержит». Говорю: «Хорошо. Хотя я как-то за последнее время не встречал таких самолетов, которые бы сбрасывали мотор на ходу. Но...  ведь самолет летит со скоростью 900 км/ч. А по всем законам механики – еще законам Ньютона – падающее тело не может терять скорость. Если оно не на парашюте, конечно... Или, может, у вас этот двигатель на парашюте опускается? Тогда может быть. А если без парашюта, то его скорость при падении будет увеличиваться».

…………………………………………………………….

- Себестоимость электроэнергии, вырабатываемой современной российской АЭС, которую называют сами россияне, - 21,16 центов за квт/ч. А тепловая-то ведь – 3-4! Разница капитальная.

Американцы тоже называют цифры – от 15 до 20 центов за квт/ч. Это не идет ни в какое сравнение со станциями другого типа. Даже ветрогенераторы, даже солнечные батареи серьезно выигрывают.

…………………………………………………………….

- По стандартам синхронизации все части одной сети должны иметь одну и ту же частоту. Малейшее расхождение по частоте или по фазе – это взрыв, разрушение системы. А у другой сети – другая частота. Две сети, расположенных рядом, не обязательно имеют возможность обмена энергией. Так вот у Евросоюза сеть имеет совсем другие характеристики.

- А если мы вместе с Россией построим с нуля станцию сразу под их сеть? Будем вырабатывать энергию только для них, на продажу?

- Евросоюз слишком хорошо знает теплые объятия друзей. Если мы вместе с Россией им предложим: давайте мы вам сделаем станцию и будем ее обслуживать, они будут открещиваться от нее, как черт от ладана. Никто на это в принципе не пойдет, потому что это прямая зависимость!  
…………………………………………………………….

- Это затея не белорусская. После закрытия Игналинской станции Прибалтика выпала из зоны воздействия России. И они срочно решили поставить две станции у самых границ Евросоюза.

…………………………………………………………….

- То, что АЭС у нас не достроят, у меня нет ни малейших сомнений. Когда-то же придут к власти люди разумные. И тут же прикроют это.

…………………………………………………………….

- Какова перспектива Островецкой атомной станции?

- Никакой. Пока у власти стоят люди, не отвечающие за свои поступки, ее, возможно, будут строить. Но как только появится хоть мало-мальски разбирающийся в чем-то человек – по крайней мере, желающий задуматься – ее мгновенно прекратят строить.


 

 

________________________________

СПРАВКА

Лепин Георгий Федорович - 1931 года рождения, физик. Доктор технических наук, профессор, Действительный член (Академик) Международной Академии Экологии. Работал в вузах Украины, России и Беларуси в должностях профессора, заведующего кафедро
й. После аварии на Чернобыльской АЭС добровольно с 1986 по 1992 годы работал в чернобыльской зоне как в непосредственной близости от аварийного блока, так и на нём. Организатор и первый председатель Всесоюзной организации Союз "Чернобыль", учреждённой в 1988 году в Чернобыле. Один из авторов проекта Закона "О социальной защите граждан, пострадавших от чернобыльской катастрофы", представленного на рассмотрение Верховных Советов Беларуси, Украины, России и СССР. Законы приняты в 1991 году. Постоянно публикует статьи по чернобыльским проблемам в средствах массовой информации. Участвовал в работе Правительственной Комиссии, которая в результате приняла решение о приостановке на 10 лет работ в области атомной энергетики в Беларуси.

 

 

   

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.