A+ A A-


За полтора года мы скушали 3 млрд долларов

Оцените материал
(3 голосов)

«Разговор на троих», ОГП-ТВ

В гостях у Анатолия Лебедько Станислав Богданкевич и Михаил Чигирь (стенограмма)

Анатолий Лебедько:
- Здравствуйте, мы снова в студии ОГП-ТВ. Сейчас много внимания занимает украинский вопрос, но жизни тем не менее продолжается. У нас в гостях эксперты по финансам и экономике Станислав Антонович Богданкевич и Михаил Николаевич Чигирь. Разговариваем мы о хлебе насущном – об экономике.

Станислав Антонович, предъявите финансовое состояние. Прошло пять месяцев года, как бы Вы определили финансовое самочувствие страны.

Станислав Богданкевич:
- Я бы сказал, ничего не меняется. У нас идет процесс ухудшения и финансового положения, и уровня жизни. У нас идет процесс утраты резервов. Скажем, миллиард двести тысяч только в этом году мы потеряли золотовалютных резервов. А если считать прошлый год и первые четыре месяца этого,  то мы утратили 3 миллиарда. Вот Россия сейчас собирается дать. Но это только на замещение того, что потеряно. У нас резервов оказалось 5 с половиной миллиардов, даже меньше.

Анатолий Лебедько:
- Вы поясните среднестатистическому зрителю, что значит потеряли?

Станислав Богданкевич:
- Ну, был резерв, запас был.

Михаил Чигирь:
- Скушали.

Станислав Богданкевич:
- Скушали. Просто потратили на поддержание валютного курса.

Михаил Чигирь:
- Скушали больше, чем сделали.

Анатолий Лебедько:
- Михаил Николаевич, что значит «скушали»? Человек-то он понимает: открыл холодильник, скушал. А вот надо объяснить людям, кто кушает вот эти…

 

Видео:

 

 

Михаил Чигирь:
- Все мы. Вместе кушаем. Самая большая проблема белорусской экономики заключается в том, что мы не можем произвести и поставить на экспорт столько продукции, сколько мы ввозим и потребляем. Импорт больше, чем экспорт. И пока мы не сбалансируем импорт и экспорт, у нас постоянно будут нарастать проблемы. Что мы и наблюдаем на протяжении уже многих лет.

Анатолий Лебедько:
- Но извините, у нас на складах находится товаров на 33,8 триллиона рублей. То есть мы производим. Проблема, видимо, не только в том, что мы не производим, проблема в том, что мы не можем продать.

Михаил Чигирь:
- Произвести, к сожалению, проще, чем продать. Это действительно так. Продается только конкурентоспособная на мировом рынке продукция. Поэтому эта проблема нас преследует постоянно. И надо сказать, что каких-то серьезных мер для изменения ситуации в лучшую сторону нашим государством не предпринимается.

Анатолий Лебедько:
- Что по долговым обязательствам?

 Станислав Богданкевич:
- На 1 января долг у нас составил более чем 39 млрд. долларов. Вот Валовый продукт 70, а долг – 39. Внешний долг составляет уже 55% по отношению к валовому продукту. Наше правительство раньше установило предел - 50. Уже этот предел превысили. Но и в этом году у нас ведь уже не 39, а более 40. То есть долги растут все время. А продукт не растет. У нас продукт вырос за 3 месяца этого года на 0,5 %.  

Анатолий Лебедько:
- Ну, есть решение финансовых вопросов - создали комиссию во главе с незаменимым, непотопляемым Прокоповичем…

Станислав Богданкевич:
- Меня вот это тоже удивляет.

Анатолий Лебедько:
- Удивляет Петр Петрович Прокопович?

Станислав Богданкевич:
- Не Петр Петрович. Удивляет, что телегу ставим впереди лошади. Нужна программа оживления экономики, программа роста валового продукта, роста производства, повышения качества, конкурентоспособности. И на базе этого финансы рассчитывать. А у нас вдруг внезапно создают комиссию во главе с Петром Петровичем, включают туда министра экономики, других министров, зам.министров и предлагают создать программу финансового развития на предстоящий год и пять лет. Я считаю, что действительно телега впереди лошади.

Анатолий Лебедько:
- Михаил Николаевич, Вы, может быть, больший оптимист в отношении потенциала Петра Петровича и этой комиссии?

Михаил Чигирь:
- Станислав Антонович правильно сказал, что финансы – это результат деятельности экономики, это окончательный результат. Поэтому абсолютно верно – сначала наращивание производства, увеличение экспорта продукции и импортозамещение, о котором говорили постоянно, много говорили, но сделали – ничего.

И смотрите, что происходит. Как будто  бы никто не замечает, что масса позиций продукции, которая производилась у нас, сейчас замещается импортом. Замещается дешевым китайским импортом, польским. Сегодня если пойти на строительный рынок, то польских изделий – строительных материалов и сопутствующих – больше, чем белорусских. Несмотря на то, что мы получаем дешевый газ, дешевую нефть.

И тогда встает вопрос, почему? Почему поляки успешно конкурируют на нашем рынке? На это никто не отвечает. Или они не знают. Или они не хотят честно, открыто признать, что что-то не так. Без решения этих проблем, сколько ни создавай комиссий – финансовых или еще каких-либо – ситуация не изменится.

Анатолий Лебедько:
- Подтекстом того, что Вы говорите, звучит, что вы хотели бы отправить на стажировку Петра Петровича Прокоповича в Польшу, для того чтобы он позаимствовал позитивный опыт.

Михаил Чигирь:
- Делается очень просто. Прежде всего, министерство экономики должно дать ответ на прямой вопрос: почему польский товар дешевле аналогичного нашего?

Анатолий Лебедько:
- При том, что энергоносители у них дороже, чем у нас.

Михаил Чигирь:
- Энергоносители дороже, заработная плата выше – а их товар дешевле! А в области сельского хозяйства! Если б мы сегодня открыли границу, то польское сельское хозяйство убило бы наше вообще на корню!

Анатолий Лебедько:
- Итак, мы перешли на реальный сектор экономики. Станислав Антонович, Ваше видение: если посмотреть по цифрам, то тренды – это все сползание вниз. Меньше поставляем и на российские рынки, идет сокращение практически по всему сегменту товаров. Это с чем связано? При том, что мы в комфортных условиях по отношению к той же Украине, если брать вопрос энергоносителей.

Станислав Богданкевич:
- Мы уже повторяемся.

Михаил Чигирь:
- Истину можно и повторить. Повторение – мать учения.

Станислав Богданкевич:
- Я бы сказал, настолько низкая конкурентоспособность наших товаров, что часть оседает на складах (при этом омертвляется оборотный капитал), а часть – в дебиторской задолженности. За первый квартал дебиторская задолженность выросла на 15 %. То есть продукты промышленности сократились на 3,6% - у нас рецессия в промышленности, объемы производства в сельском хозяйстве еще больше сократились, а долги выросли за нашу продукцию. То есть мы лишь бы отдать! Уже не взыскать деньги за товар, а лишь бы отдать, чтобы освободить склады. И на складах полно – снова-таки объемы выросли.

Если смотрим рентабельность, была 13 %, сейчас стала 9. То есть падение.

Количество убыточных предприятий почти удвоилось уже в этом первом квартале. Сумма убытков от этих предприятий выросла в 2,5 раза.

Конечно, мы снова получим кредит, и мы снова проживем – до выборов президента. Мы живем за счет внешних займов. За прошлый год внешний долг вырос на 5 млрд. А в этом году мы уже счастливы, что Россия даст 2 млрд. чистого кредита, еще 500 млн. даст на строительство атомной станции и т.д.

Михаил Чигирь:
- Так все равно ж не хватит.

Станислав Богданкевич:
- Ну, не хватит. У нас дефицит внешнеторгового платежного баланса – 7-8 млрд. долларов. 

Анатолий Лебедько:
- Михаил Николаевич, вот на Ваш взгляд, договоренности, которые имеют место быть после последней поездки Лукашенко в Москву – это чистый кредит, о котором сказал Станислав Антонович, также на 50 % решение вопроса по нефтяной пошлине. Насколько это решает наши проблемы? Решает ли как-то? И если не решает, то какова перспектива? Чего ожидать?

Михаил Чигирь:
- Я не знаю, какое окончательное решение будет. Но можно себе представить, что если будет подписано соглашение по Таможенному союзу без изъятий и ограничений, то это дает республике около 4 млрд. рублей. Дополнительно. Это половина того дефицита, который у нас складывается между экспортом и импортом.

Анатолий Лебедько:
- Но это откладывается на какую-то далекую перспективу.

Станислав Богданкевич:
- С 1 января 2015 года. Планировалось. Сегодня уже это не планируется. Уже Александр Григорьевич…

Михаил Чигирь:
- Утверждает, что согласился.

Станислав Богданкевич:
- Согласился. Но Россия кое-что дает ему. Дает полтора миллиарда.

Михаил Чигирь:
- Ну, полтора – это мало.

Станислав Богданкевич:
- Полтора миллиарда в 2015 году могут дать. Он все-таки настоял, что не подпишет, и они пошли навстречу. Они дают два миллиарда в этом году внешнего кредита. И со следующего года с 1 января…

Михаил Чигирь:

- Ну, это другое…

Станислав Богданкевич:
- Безусловно. Но он уже согласился. Поэтому…

Анатолий Лебедько:
- Россия торгуется, а Лукашенко не в той ситуации, чтобы на все предложения говорить нет.  У него президентская кампания, ему нужно решать вопрос хотя бы некой минимальной поддержки.

Станислав Богданкевич:
- Он все-таки выторговал 1,5 млрд.

Анатолий Лебедько:
- Но это не решение проблемы. 

Станислав Богданкевич:
- Нет, конечно.

Михаил Чигирь:
- Если бы это соглашение шло без изъятия ограничений, то тогда Беларусь получила бы деньги чистыми. А кредит – это есть кредит. Кто ж потом когда отдавать будет? Мы с вами уже точно ничего не отдадим.

Станислав Богданкевич:
- В этом году мы ничего не получим. Кредит, который надо отдавать – ну, до следующего года как будто бы Путин согласился сократить отчисления в бюджет России от продажи нефтепродуктов.

Анатолий Лебедько:
- На 50 %.

Станислав Богданкевич:
- Там сказано на 1,5 миллиарда.

Михаил Чигирь:
- Ну, это почти половина.

Анатолий Лебедько:
- 50 % и дальше в зависимости от поведения. Но мы не знаем, что в ответ сказал Лукашенко. Какова цена?

Станислав Богданкевич:
- В обмен надо будет все-таки отдавать собственность.

Анатолий Лебедько:
- Либо быть более близким в решение внешнеполитических вопросов.

Станислав Богданкевич:
- Мы и так близкие, тут уже…

Анатолий Лебедько:
- Хорошо. Давайте вернемся к финансам в отношении рачительного использования вот тех относительно небольших финансовых возможностей, которые имеет страна. Вы были на серьезных должностях: один возглавлял правительство, второй – Национальный банк. И вот сейчас последние решения, которые лично для меня не совсем понятны. Ну, построили резиденцию, по разным данным – до полумиллиарда долларов туда ушло. Большие деньги! Мы тут кредиты выцарапываем, да еще потом кто-то должен будет отдавать. Сейчас вот новая поликлиника за 100 миллионов евро, которую надо построить для высших чиновников. Есть ли потребность в новых привилегиях? 100 миллионов – они ж не валяются на дороге!

Михаил Чигирь:
- У нас смотрите, что происходит в медицине. По численности врачей на 10 тысяч населения мы превосходим Германию. Может быть, в последнее время поменялось, но несколько лет назад мы превосходили Германию. Но у нас смотрите, сколько отдельных специализированных поликлиник. А жизнь может заставить, что мы все это закроем. Закроем поликлиники МВД, КГБ, Лечкомиссию и сделаем общее, развитое… это будет очень большая экономия государственных средств! Сделать общее развитое здравоохранение. Какая разница – чиновник большой или человек, который работает на Тракторном заводе. Почему этот должен ходить отдельно лечиться, а этот – в спецполиклинику? Мы много теряем из-за того, что отдельные поликлиники у многих отраслей.

Анатолий Лебедько:
- Действительно, отдать даже эту огромную поликлинику городу, а чиновник пусть лечится по месту жительства.

Михаил Чигирь:
- И все-таки хотим мы или не хотим, но надо врачам платить побольше, потому что смотрите, что происходит, они же уезжают многие!

Анатолий Лебедько:
- Не только они. Мы имели дискуссию по подготовке военных кадров. В Америке подготовить офицера хорошего уровня стоит 5-6 миллионов долларов. Пусть у нас меньше, но это все равно деньги. Потом одна треть не доходит до казармы, уезжает в Россию. То есть мы финансируем Россию таким образом. То же самое и по врачам.

Михаил Чигирь:
- Если это так, как Вы говорите, то делается очень просто. Надо посчитать и выставить России счет. Они, кстати, когда идут расчеты – вот помните, вывозили ядерное оружие, потом военные пенсионеры – все это когда-то считалось. Военный пенсионер не хотел оставаться в средней России, ехал на юг или в Беларусь. У нас уровень численности военных пенсионеров еще со времен Союза был гораздо выше, чем в России. Это надо считать, об этом надо говорить. И Россия, как правило, на это очень быстро соглашается. Надо тщательно считать и предъявлять.

Анатолий Лебедько:
- Станислав Антонович, а что еще лежит на поверхности в плане экономии ресурсов? Кроме того, что надо поработать над всем тем, что кроется под словом «спец» - спецполиклиники, спецучреждения…

Станислав Богданкевич:
- Я бы сказал, что нет простых решений. Беларусам надо кое-что учесть из событий в Украине. Что в частности? Вот Яценюк, Турчинов заявили: децентрализация власти, выборность на селе, в районе, городе, подотчетность избирателю. Формирование бюджета снизу доверху. То есть сначала деньги оставлять в селе, в городской черте, в районной, потом в областной. Снизу вверх, а не сверху вниз.

Разумеется, нельзя развалить только страну. Надо, чтобы централизованный фонд на армию, на внешние отношения, может быть, на пенсии – потому что пенсионеры живут не там, где работали и т.д. Но это надо делать.

Поэтому я убежден, что сначала надо утвердить программу модернизации. Первый раздел - это политическая модернизация: выборная система, децентрализация власти, смена власти. И после этого каждый будет нести ответственность за результаты своей деятельности. У нас нет ответственности. Так было и на Украине. Я хотел бы, чтобы мы не тем путем пошли, без крови, без страданий, без войны. Но это надо учитывать!

Децентрализация, выборность системы, подотчетность власти избирателям, верховенство закона! И это приведет к прогрессу в экономике.

Анатолий Лебедько:
- Начинали мы с финансово-экономических вопросов, вышли все равно на общеполитические. И вот, на Ваш взгляд, Михаил Николаевич, многие помнят, что когда в стране произошел конституционный кризис, вы были тем человеком, который занял ответственную гражданскую позицию: написал заявление и ушел из власти, из вот этих спецполиклиник, из кабинета на много окон, от машины, охраны и прочая, прочая. Вот на Ваш взгляд, что, должно произойти что-то как в Украине, чтобы они потом организовывали общенациональные Круглые столы и пытались решить этот вопрос? Насколько готова сегодняшняя власть, которая живет этажом выше Бога, пойти на такие Круглые столы? Не дожидаясь того, когда станет невтерпеж людям? Готовы ли они психологически, политически?

Михаил Чигирь:
- Правильно Станислав Антонович говорит, что не дай Бог, как на Украине, потому что это трагедия очень большая. Но почему она произошла? К этому привела власть. К этому привела сама власть. Шли прямые хищения бюджетных средств. Ну, что это такое? И у нас нет диалога. К сожалению, нет. Это плохо. Может быть, созреет. Будем ждать.

Анатолий Лебедько:
- Наши зрители скажут, что мы поступили неправильно, если не зададим нашим экспертам вопрос, который является обязательным для каждой нашей встречи. Где и в чем хранить сбережения?

Станислав Богданкевич:
- Я думаю, что в имуществе, прежде всего. Цены на собственность растут.

Анатолий Лебедько:
- Т.е. покупайте квартиры, дачи, земельные участки?

Станислав Богданкевич:
- Да, квартиры, дачи, участки. Вот в этом надо хранить. Потому что деньги обесцениваются. Тот же доллар тоже обесценивается. У нас на даче – там где я, в Городище моя дача – представьте себе, что мой один коллега – и Вы, Михаил Николаевич, его знаете – Сорокин – продал за 24 тысячи долларов обыкновенный финский домик, обложенный кирпичом. Никогда таких цен не было!

Анатолий Лебедько:
- Хорошее сохранение капитала.

Станислав Богданкевич:
- Да, никогда таких цен не было. Видимо, цены и дальше еще пойдут.

Анатолий Лебедько:
- Михаил Николаевич, Ваш взгляд?

Михаил Чигирь:
- Было бы серьезным подспорьем, если бы мы создали условия и помогали людям. Недвижимость – это хорошо. Но самые лучшие деньги – это деньги, вложенные в производство.  Пусть небольшое, мелкое, где-то кафешка, где-то… Вот посмотрите в других странах: на крупнейшие японские автомобильные заводы – не он же все организовывает, организовывают маленькие фирмы. Они работают как часы: вовремя, качественно… Они борются за это. Производят и поставляют. Так и приспосабливаются: производят, кто на что способен. Вот у нас этого почему-то нет. Так что лучше было бы в производство.

Правильно Станислав Антонович говорит, в недвижимость – хорошо. Но еще лучше было бы вложить в производство. На которое ты влияешь , которое ты способен организовать, на которое у тебя есть возможности, хватает ума… Ну, или в крайнем случае собраться в акционерное общество, производящее прежде всего было бы неплохо. Можно финансовые, страховые компании. Чтобы эти деньги шли в производство, в конечном счете. Чтобы они что-то производили, давали. И человек, вложившийся туда, имел там дивиденды, доходы, проценты какие-то. Или если свое собственное производство… Смотрите, они ведь неплохо работают… Кафешки даже мелкие. Если хозяин нормально понимает, смотрит, они неплохо живут.

Анатолий Лебедько:
- Но здесь должно быть меньше государства, больше возможностей…

Михаил Чигирь:
- Государство должно стимулировать и рекомендовать. И помогать. Зачем какие-то, простите меня, фентифлюшки для Тракторного в цехах специализированных клепаем, делаем, если это могут сделать два-три человека, или даже один где-то. Купить какое-то оборудование, установить, производить и поставлять. Это надо стимулировать.

Анатолий Лебедько:
- Ну, что ж, о финансовом самочувствии страны, об экономических перспективах мы говорили с нашими экспертами Станиславом Антоновичем Богданкевичем и Михаилом Николаевичем Чигирем.

Некоторые общие выводы. На самом деле, как это оказалось ни странно, решение финансовых проблем находится в самом простом – в честных, свободных выборах. Когда человек, гражданин, избиратель, выбирает власть, контролирует ее и реально влияет. Тогда она поворачивается к нему лицом, тогда она имеет с ним диалог, тогда она разговаривает.

Что касается того, где держать сегодня ваши ресурсы, вот два финансиста, ни один из них не сказал: в белорусских рублях. Это меня немножко тревожит. Ну, а над возможностью купить дачу, земельный участок – задумайтесь. Что касается предложения вкладывать в маленькое производство, это, наверное, может произойти, но уже при новой власти.

Спасибо. До новых встреч.

 

ОГП-ТВ, "Разговор на троих"

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.