Logo
 Версия для печати

Александр Кабанов: Декрет ещё не вышел, но люди крайне недовольны

Оцените материал
(11 голосов)
Александр Кабанов Александр Кабанов

Обновлённый Декрет N3 снова вызывает больше вопросов, чем ответов


Проект декрета «О содействии занятости», известный как «декрет о тунеядстве», обсуждается в Администрации президента. Общество опять в неведении, что ему готовят власти. Министр труда Ирина Костевич 9 ноября в ПП НС лишь сообщила, что по декрету граждане, признанные социальными иждивенцами, будут возмещать полную стоимость льготируемых государством услуг. Однако, по признанию министра, до сих пор нет ни механизма выявления «иждивенцев», ни перечня социальных услуг, за которые заставят платить по полной. Очень похоже, что власти наступают на старые грабли, которые могут так же больно ударить по лбу, как и первый вариант «декрета о тунеядстве».

"Недовольство в обществе не уменьшит и новая редакция", -  убежден спикер ОГП, активный участник маршей нетунеядцев Александр Кабанов. Об этом он сообщил в интервью "БелГазете"

- С легкой руки чиновников декрет N3 «О предупреждении социального иждивенчества» трансформировался в декрет «О содействии занятости». Это победа здравого смысла?

- Власти поняли, что напортачили с «декретом о тунеядстве», но отменить его не смогли - для них это как поражение. Поэтому сейчас предпринимаются попытки смягчить прежний декрет. Но недовольство в обществе не уменьшит и новая редакция декрета, который коснется очень многих людей, беззащитных людей. 

- Названия разные, а чем отличается суть документа? Если раньше хотели ввести «налог на тунеядство», то сейчас планируют заставить «тунеядцев» платить по себестоимости за все услуги, оказываемые государством. Суть осталась прежней - изъять деньги у части граждан.

- Я не понимаю, как власть будет реализовывать декрет технически. Больной человек придет в поликлинику - а с него потребуют энную сумму за медицинскую помощь? Человек болен, но у него денег нет - государство откажет в медицинской помощи?

Власти объясняют появление декрета желанием легализовать теневые доходы. Всем, кто сегодня получает зарплату в конвертах и не платит налоги, безразличны нюансы: они придут в поликлинику - и заплатят по счетам. Но на самом деле многие люди просто-напросто не могут трудоустроиться. Не представляю, как будет работать декрет, да и чиновники, как мне кажется, тоже не представляют. Власти анонсировали, что новый декрет вступит в силу с 1 октября, но его нет до сих пор. Перед чиновниками поставили задачу, которую они не смогли выполнить. 

- Какие слои населения новый декрет затронет больше всего?

- Мне кажется, в первую очередь декрет коснется сельских жителей: в деревне с работой хуже всего. Кто-то может себе позволить ездить в город на работу, но многим такое удовольствие просто не по карману. Закрывается много предприятий. Недавно у нас в Березе закрылись два предприятия - не имею представления, где у нас можно найти новую работу. 

- Как народ может воспринять обновленный декрет?

- Я постоянно нахожусь в разъездах: то в Пружанах, то в Ивацевичах, в Березе, в деревнях - декрет еще не вышел, но люди крайне недовольны. Вице-премьер Владимир Семашко недавно заявил, что население оплачивает только 16,8% за отопление, - народ возмутился. Выход декрета будет воспринят людьми негативно, причем не только той частью общества, которую он затронет непосредственно. Даже МВФ заявил: отменяйте декрет полностью! 

- Все шаги, которые власти предпринимают в социально-экономической сфере, априори воспринимаются негативно?

- Да. Происходит реальное обнищание населения, работы нет, зарплаты очень низкие, цены растут. Произошло расслоение общества. На самом верху благополучно себя чувствуют именно чиновники; не бизнес, не фермеры, не рабочие. Люди видят, в каких домах живут чиновники, на каких автомобилях разъезжают, а у людей нет ничего, хотя они работают в поте лица, но не получают тех благ, на которые рассчитывают. Недовольство накапливается, и оно должно найти какой-то выход. 

- Вы активно участвовали в маршах нетунеядцев, которые прокатились по Беларуси. Как вы настроены сейчас, накануне появления новой редакции декрета?

- Во время парламентской кампании я поставил одной из главных целей отмену декрета N3. Многие люди запомнили мои обещания. Я открыто говорил избирателям: труд можно стимулировать зарплатами, условиями труда, но не принуждением. Любой экономист вам скажет: труд из-под палки неэффективен.

Если декрет о тунеядцах вернется, возможно, придется собирать подписи за его отмену, возможно, люди снова объединятся, чтобы защищать свои права. В любом случае я не останусь в стороне. 

- После отправки декрета на доработку уплаченный сбор вернули только незначительной части «тунеядцев». А что делать тем, кто не получил сбор обратно?

- Насколько мне известно, деньги вернули только тем, кто пришел в исполком, написал заявление о том, что трудоустроился. Но это очень незначительная часть людей. Люди, заплатившие налог, живут в достатке и не хотят демонстрировать свои финансовые схемы и возможности.

Одна девушка, например, написала мне: у меня папа хорошо зарабатывает, дал мне $200, я заплатила - и мне плевать, что происходит вокруг. Таких людей достаточно много, они не будут никуда ни писать, ни жаловаться. А те, по ком декрет ударил очень больно, - люди, которые просто не могут устроиться на работу. 

- Вас лично «декрет о тунеядцах» не затронул никак?

- Ни меня, ни моих родственников и близких декрет не коснулся, но затронул друзей и знакомых. Вопрос в другом: сегодня декрет меня не коснулся, но затронет завтра. Декрет может коснуться любого гражданина страны.

Поэтому я не могу сказать: раз не коснулось меня лично, значит, мне по барабану. Происходящее в стране касается любого гражданина - любой декрет, любой закон может ударить по каждому.