Logo
 Версия для печати

Номенклатурная приватизация: чем она опасна для всех

Оцените материал
(1 Голосовать)

«Риски и угрозы номенклатурной приватизации» – под таким названием в редакции «Свободных новостей» прошёл Круглый стол, в котором приняли участие председатель Объединённой гражданской партии Анатолий ЛЕБЕДЬКО, экономист Лев МАРГОЛИН и руководитель Центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК. 

А.Лебедько: – Насколько значим вопрос приватизации для сегодняшней Беларуси? 

Я.Романчук: – Значимость, разумеется, очень большая. Заключается она прежде всего в том, что непроданные активы Беларуси оцениваются, по разным подсчётам, от 100 до 200 миллиардов долларов. При этом 80% экономики страны – это госсобственность. Поэтому приватизация – это всеохватывающая важнейшая тема для любого человека: в зависимости от того, как пройдёт этот процесс, либо у людей будет дополнительный источник дохода – либо, наоборот, будет нечто похожее на олигархов российского образца или на группы давления, которые дербанят Украину. Т.е. это, я бы сказал, цивилизационный вопрос, от которого зависит судьба Беларуси; для нас он ещё тем более важен, что на нём завязан вопрос о суверенитете. Если приватизация будет проведена в пользу номенклатурных кланов, с которыми легко могут договориться более жёсткие российские структуры – тогда и вероятность тесной политической интеграции Беларуси в Россию после 2015 года резко увеличится. 

Л.Марголин: – Добавлю, что цель приватизации – это повышение эффективности экономики. В этом плане иногда даже более важно не то, кому и за какие деньги продали то или иное имущество, а то, чтобы улучшить управляемость и резко повысить продуктивность работы предприятия. Чтобы оно приобрело будущее, и, соответственно, чтобы приносило доходы в бюджет, чтобы создавались новые рабочие места. 

А.Лебедько: – На мой взгляд, если собственность в стране принадлежит российским олигархам либо китайским коммунистам – то им в значительной степени, как минимум экономически, принадлежит и страна. Если собственность в руках тех людей, которые играют в хоккей с белорусским правителем, то это значит, что сама страна тоже у них в руках. Я думаю, что в вопросе приватизации мы должны учитывать негативный опыт наших соседей. Россия «отравилась» вопросами собственности и приватизации лет двадцать назад. И последствия этого сказываются по сей день. В дискуссиях на эту тему неизменно звучит, что кто-то кого-то ограбил, и призывы «к топору». Именно поэтому там не слишком популярны и демократические идеи. Может ли Беларусь также «отравиться» этими вопросами? Однозначно да. 

 

«Сделки нелегитимной власти будут пересмотрены»

А.Лебедько: – Здесь ещё вопрос: кто может проводить приватизацию? может ли это делать власть, легитимность которой сомнительна? 

Я.Романчук: – Проблема очень важная. Ответ на этот вопрос очевиден: сделки, проведённые нелегитимными структурами власти, всегда могут быть пересмотрены. Т.е. инвесторы, которые хотят участвовать в приватизации, либо считают ничтожной вероятность изменения политической системы, либо полагают, что с любой властью можно договориться. 

А.Лебедько: – Я считаю очень значительным то событие, которое произошло относительно недавно, 15 марта: собрание депутатов Верховного Совета XIII созыва. Было принято заявление «О номенклатурной приватизации», где резюмируется: «Сделки по продаже стратегических активов, которые осуществляются нелегитимной властью, не отвечают интересам белорусского народа и не могут считаться законными. После восстановления законности они будут пересмотрены». Речь идёт об объектах, которые непосредственно влияют на экономический суверенитет страны. Если что-то произойдёт с лавкой в Полоцке или Буда-Кошелёво – это не станет проблемой национального масштаба. Но если через «клановую приватизацию» пройдёт «Беларуськалий» или нефтянка – то это, безусловно, скажется на самочувствии всего государственного организма. И крайне важно, что есть некая институция, которая является носителем легитимности. Эксперты об этом заявляют однозначно и ясно: депутаты Верховного Совета такой легитимностью обладают. Принятое решение может иметь значение в близком будущем: когда лукашенковская Беларусь зайдёт в тупик, произойдут перемены, придёт демократическая власть – ей надо будет к чему-то апеллировать. 

Документ направлен также и на власть: это призыв остановиться в полушаге от безумия, сделать процесс приватизации (если уж она собирается на это идти) как минимум открытым и прозрачным, чтобы он учитывал интересы большинства обычных граждан, а не только небольшой группы людей, которая узурпировала власть. 

Я.Романчук: – Здесь очень важен аспект моральности: кто-то должен обращать внимание людей на то, что это опасно, и поскольку других структур такого рода нет, то, конечно, подобное заявление – это совершенно правильно. 

Л.Марголин: – Мне кажется, что здесь вопрос легитимности, в принципе, вторичен. Любой гражданин Республики Беларусь имеет право заявить о том, как он относится к этой номенклатурной приватизации и к тем рискам, которые она несёт. В данном случае депутаты Верховного Совета просто подчёркивают значимость этого вопроса; они подняли тему, к которой вправе и, я считаю, даже обязаны присоединиться и политические партии, и общественные объединения, и просто честные и неравнодушные граждане. 

А.Лебедько: – Аспект легитимности здесь очень важен, потому что есть существенное отличие депутатов ВС от неправительственных организаций. Действительно, делать заявления могут все. Но крайне важны заявления, которые могут иметь юридические последствия. Мы исходим из того, что международное сообщество не признало итогов «референдума» 96-го года, и это априори означает, что для них законную силу имеет Конституция 1994 года, в соответствии с которой полномочия депутатов Верховного Совета XIII созыва заканчиваются лишь тогда, когда будет избран новый состав демократического парламента. Таким образом, в документе фактически поднят вопрос не только номенклатурной приватизации, не только экономического суверенитета, но и вопрос о свободных честных выборах, в результате которых появляется легитимная власть. Поскольку, когда нелегитимная власть что-то делает – всегда будет угроза и риск для её решения. «Палата представителей», которая целиком назначена, – какие бы решения ни принимала – всегда будут основания их пересматривать.

 

Коррупционные схемы

А.Лебедько: – Мы говорили, что номенклатурная приватизация – это плохо. Давайте приведём конкретные примеры, чтобы людям было понятно, к чему это может привести, почему для подавляющего большинства граждан это неприемлемо. 

Я.Романчук: – Уже сейчас есть множество промышленных предприятий, которые ранее занимались теми или иными видами деятельности. Сегодня собственно от этой деятельности они получают гораздо меньше или вообще ничего не получают, а выживают за счёт того, что руководства этих предприятий сдают в аренду помещения. Причём мы все знаем, как на аренде делают откаты, как пилят деньги. Последние три месяца информационная лента просто пестрит сообщениями о коррупционных скандалах. Как вот недавно директор одного из подразделений ОАО «Мапид» получил взятку в 25 тыс. долларов за благоприятное решение вопроса об аренде. Такого рода примеров очень много – при том, что эти объекты при нормальной приватизации могли бы стать полноценными профильными предприятиями, пользу от которых могли бы получать много акционеров, а не горстка директоров вкупе с чиновниками, которые их крышуют. Плюс, конечно, это были бы новые рабочие места. А так – это уничтожение реального сектора производства. 

За счёт аренды живёт гродненское предприятие «Гранитэкс». «Камволь» – Александр Лукашенко приехал, разнос устроил: предприятие не работает! Вице-премьер Владимир Семашко тут же предложил сделать на месте производства выставочный комплекс – и опять этим будут управлять чиновники. По такой же схеме прошла приватизация мотовелозавода, часового завода – собственники получили великолепные площадки в центре столицы. Причём всё решается в кулуарах, на уровне министерств и концернов. 

Л.Марголин: – В этом и беда. Не исключено, что у того же камвольного комбината, может быть, действительно нет будущего. Но только если приватизация  проводится прозрачно, открыто, по чётким и ясным правилам, – только тогда можно убедиться, что реально не нашлось инвестора, способного вдохнуть жизнь в такое предприятие. 

Я.Романчук: – Это единственный способ убедиться, другого нет. Но в нынешних условиях люди, которые вкладывают деньги в Беларусь, просто не могут быть полноценными цивилизованными инвесторами, потому что любой, кто вкладывает мало-мальски серьёзную сумму, обязательно просчитывает имущественные риски. А они в Беларуси для «несвоих» неимоверно высоки. 

Ещё сюжет – продажа БПС-банка, Белпромстройбанка, Внешэкономбанка и других структур в Россию. Когда келейные договорённости идут только с одним покупателем, больше никого не пускают. Это тоже способ номенклатурной приватизации. На самом деле, должна быть гласная информационная кампания, открытый конкурс, с привлечением всех заинтересованных – не только россиян – поляков, немцев, швейцарцев, сингапурцев и др. Тогда бы это был честный конкурс, в котором победил бы сильнейший, предложивший максимальную рыночную цену. Однако я не знаю ни одной сделки в Беларуси, которая прошла бы подобным образом – всё, что продали, было продано кулуарно, закрыто, как правило, неизвестно по какой цене. 

Л.Марголин: – Говоря о рисках номенклатурной приватизации, надо ещё не забывать о вопросе использования полученных средств. Давайте вспомним «Белтрансгаз», за который государство получило 5 млрд. долларов. Где они? Никто не знает. Во всяком случае, эти деньги не были использованы для развития экономики. 

А.Лебедько: – Чтобы завершить логический ряд, приведу пример, который имели возможность наблюдать все белорусские телезрители, – когда Лукашенко рассказал, как к нему приехал некий российский бизнесмен Миша с предложением купить «Беларуськалий» – 10 млрд. в бюджет, 5 млрд. «на карман». Это именно тот вариант приватизации, который предлагается белорусскому обществу. Ведь авторство выражения «сейфовая приватизация», которое мы употребляем, тоже принадлежит Александру Лукашенко, который сказал: у меня сейф, где находятся акции всех предприятий – пожалуйста, приходите. Вот бизнесмен Миша, услышав это, естественно, понял, каким образом это надо делать. Но, видно, его предложение просто на тот день не устроило. Это огромные риски и угрозы – когда один человек решает по своему усмотрению, кому, как и за сколько продавать. Это чисто коррупционная схема. Такое же поведение программируется и на местном уровне, региональные чиновники ведут себя точно так же.

 

«Собственность уходит без пользы для людей»

Л.Марголин: – Очень важно, чтобы не было иллюзий, будто номенклатурная приватизация обязательно связана с российским капиталом. Нет, – те сделки, которые сейчас происходят с западными компаниями, в такой же мере могут быть отнесены к номенклатурной приватизации, т.к. по степени пользы, которую они несут Беларуси и её гражданам, они ничем не отличаются от сделок, которые совершаются с Россией. 

А.Лебедько: – Ещё один из рисков номенклатурной приватизации – то, что власть будет искать возможность соучастия каких-то западных партнёров. Весьма вероятно, что часть ресурсов номенклатурной приватизации будет брошена на создание лобби в Европе и США, чтобы минимизировать возможности её пересмотра. И особая ответственность ложится сейчас на политические структуры, на экспертное сообщество, на гражданское общество: сделать всё возможное, чтобы в стране развернулась дискуссия по этой проблеме, чтобы сделать её максимально публичной и открытой. Задача-минимум – заставить власть минимизировать свои аппетиты.  А задача-максимум – чтобы номенклатурная приватизация была пресечена, или хотя бы были реальные возможности пересмотреть её результаты, особенно в отношении стратегических объектов. Если думать о Беларуси и о следующих поколениях – важность этого оспаривать невозможно. 

Л.Марголин: – Вообще, основные риски и угрозы номенклатурной приватизации можно охарактеризовать коротко: однажды белорусский народ может проснуться и убедиться, что собственности больше не осталось. Под различными соусами – с помощью создания холдингов, финансово-промышленных групп, под красивыми словами «модернизация» и «реструктуризация» – вся собственность уйдёт, не принеся никакой пользы гражданам Беларуси.

А.Лебедько: – В сегодняшней дискуссии мы поставили диагноз, о методах лечения поговорим в следующий раз. На следующем «круглом столе» мы постараемся ответить на вопрос «Что делать?», что может быть альтернативой номенклатурной приватизации.

Сокращенный вариант этой статьи был опубликован в СН+