Logo
 Версия для печати

Кредиты: деньги – дроздунам, а гражданам – долги!

Оцените материал
(8 голосов)

К сожалению, выводы неутешительные: мы – за красной чертой, мы – на расстоянии шага от дефолта. И кредит в 2 млрд. – это новая долговая расписка, но это деньги не на развитие страны,  – А.Лебедько. 

 


«Пять минут о главном», ОГП-ТВ


Стенограмма


Анатолий Лебедько:

– Пять минут о главном – вместе с профессором, доктором экономических наук Станиславом Богданкевичем.

И сегодня мы говорим не просто о деньгах, мы говорим об очередном кредите в 2 миллиарда долларов, который получает Беларусь фактически от России. Но начнем мы давайте, Станислав Антонович, с того, каков сегодня объем наших долговых расписок, совокупный долг.

Станислав Богданкевич:
– Оценивать внешнюю задолженность страны надо, сходя из показателя соотношения между этой задолженностью и валовым продуктом. Учитывая, что в последнее время у нас объемы валового продукта падают большими темпами – если ранее объем ВВП у нас доходил до 76 млрд. дол. в год, то сейчас он составляет за прошлый год примерно 51 млрд, такое вот падение. С учетом этого удельный вес долговых валовых к ВВП превысил 70%.

Анатолий Лебедько:
– Это уже красная черта?

Станислав Богданкевич:
– Это уже выше красной черты. Пороговая черта, определенная нашим правительством, была 50 %. Сегодня уже 70 %. Это уже на грани дефолта для нашей экономики.

Анатолий Лебедько:
– Так вот мы перешли через красную черту, угроза дефолта, и тем не менее мы подписываем очередную долговую расписку на 2 млрд. Какой смысл в новых долгах? Что решает этот долг?

Станислав Богданкевич:
– Ну, у нас государственный долг где-то превышает 12 млрд. долл. Это тоже уже на грани фола. Чисто государственный долг. А учитывая, что у нас еще есть долги вне зависимости от этого у государственных предприятий, государственных компаний, то мы уже тоже превысили пороговое значение в 25 % к ВВП. Ну для чего нам нужны? Нам не нужны долги, если б у нас нормально функционировала экономика, но учитывая, что надо платить в этом году по линии гос. долга более 3 млрд., если верить министру финансов, то 3,3 млрд. Это внешнего долга. Кроме того, почти миллиард – это внутренний долг валютный – Минфин разместил среди банков, населения внутри страны облигации. Поэтому нам нужны деньги для рефинансирования.

Анатолий Лебедько:
– Кредиты – для оплаты старых долгов, но не развитие.

Станислав Богданкевич:
– На развитие – было бы хорошо, но их надо 4 млрд, 5 млрд! Никто таких сумм в долг не даст.

Анатолий Лебедько:
– Но ведь даже в последнем кредите, который выделяет фактически Россия Минску, там ведь есть условия, и там сказано, на что должны пойти эти деньги. И как мне кажется, они прописаны там, например, на модернизацию, на приватизацию… А вы утверждаете, что это все такие долговые расписки.

Станислав Богданкевич:
– Там написано по-иному, там написано, что Беларусь должна, скажем, не допускать роста зарплаты выше роста производительности, не допускать инфляции, стабилизировать валютный курс, проводить приватизацию. Там много таких благих пожелай, я бы сказа, таких, нечетких… Реформировать экономические отношения… Этот кредит выделяется не под конкретные объекты развития, а на условиях проведения внутренних реформ в Беларуси. В таком направлении. А на самом деле, учитывая, что надо платить такие долги, а у нас нечем платить, мы могли бы объявить дефолт, скажем, – то есть отказаться от погашения долгов. Поэтому мы берем первый транш – это 500 млн – и он пойдет полностью, я бы сказал, на погашение долгов.

Анатолий Лебедько:
– Это нас немножко отодвигает от дефолта.

Станислав Богданкевич:
– Отодвигает, да.

Анатолий Лебедько:
– Но при этом консервирует ту модель, которая существует.

Станислав Богданкевич:
– Но нам не хватает 500. Как я уже сказал, надо 4 млрд. эти кредиты 2 млрд. ведь не одновременно выделяют Беларуси, это 7 траншей до 2018 года. И там условие поставлено, что следующие транши будут выделяться при условии, что Беларусь будет выполнять эти условия. Нам первый транш дали, потому что у нас сегодня имеет место определенная стабилизация валютного курса в январе-феврале, стабилизация уровня инфляции. Инфляция большая, если брать январь-февраль к январю-февралю предыдущего года – у нас более 12 %, это недопустимо высокий уровень, но это все-таки ниже, чем было в прошлом году на таком отрезке времени. Поэтому как бы выполнение, какая-то база есть, и поэтому Евразийский этот фонд развития и решил выделить этот первый транш. Дальше он будет выделять в зависимости от состояния экономики и проведения реформ.

Анатолий Лебедько:
– Пять минут о финансовом самочувствии страны говорили мы с профессором, доктором экономических наук Станиславом Богданкевичем.

К сожалению, выводы неутешительные: мы – за красной чертой, мы – на расстоянии шага от дефолта. И кредит в 2 млрд – это новая долговая расписка, но это деньги не на развитие страны.