Logo
 Версия для печати

«Лукашенко пытается спрятаться от российской угрозы путем более тесной интеграции»

Оцените материал
(1 Голосовать)

Какие цели в российско-украинском конфликте ставит перед собой глава Беларуси и что означают для нашей страны события последних месяцев?

Об этом политолог Валерий Карбалевич рассказал «Салідарнасці»:


– До президентских выборов в Беларуси еще больше года. Но сегодня мы видим, что из-за украинского фактора поддержка Лукашенко значительно возрастает, несмотря на то, что экономическая ситуация в стране ухудшается. Это, безусловно, является проблемой для оппозиции. Во весь рост встает вопрос, что же ей делать.

Думаю, во-первых, оппозиции нужно предложить белорусам на выборах один проект и общую стратегию. Если оппозиция вновь пойдет на выборы с разными проектами и кандидатами, как это было в 2010 году, то ничего хорошего из этого не получится.

Ну и сейчас нужно укреплять структуры, пытаться разговаривать с населением, популяризировать свои идеи и реагировать на новые настроения, которые возникли в белорусской обществе в связи с украинским кризисом.

Т.е. для белорусской оппозиции есть смысл работать только на долгосрочную перспективу?

– Оппозиция должна просто работать, а когда эта работа даст эффект, никто не знает. Когда футбольная команда выходит на матч с более сильным противником, она все равно должна бороться и выполнять свой план на игру. Ведь случается, что голы залетают в ворота соперника из-за случайных факторов. Оппозиция должна быть готова к любым поворотам и изменениям ситуации.

– Почему вы считаете, что на президентские выборы оппозиция должна идти с одним кандидатом? Да, 2010 год не принес положительных результатов, но и в 2006-м их не было.

– Единый кандидат – это не достаточное условие, но это необходимое условие. Если смотреть на историю смены авторитарных режимов, опыт объединения оппозиции и выдвижения единого кандидата показал свою эффективность.

Это в демократическом обществе оппозиция может позволить себе идти разрозненно, и если нужно, то объединиться накануне второго тура. В белорусских условиях второго тура быть не может.

Второй момент: сейчас не повторится сценарий прошлых выборов, когда власти дали возможность идти на выборы многим кандидатам. Тогда не все политики, участвовавшие в президентской гонке, собрали необходимые для регистрации 100 тысяч подписей. Лукашенко сам намекал, что дал команду всячески помогать выдвиженцам. Но полученный эффект ему не понравился.

Сегодня собрать 100 тысяч подписей вряд ли смогут больше двух оппозиционных кандидатов. Я боюсь, что даже и два не могут – хотя бы один. В этих условиях распылять силы – несерьезно.

– С одной стороны, мы видим, что, например, во время хоккейного товарищеского матча в Сочи Лукашенко при всех льстит Путину, ведет себя как подхалим . С другой стороны, во время конфликта в Украине Лукашенко встречается с Турчиновым, которого Москва не признает, и высказывается за целостность Украины. Какой из этих двух Лукашенко настоящий?

– Лукашенко имеет острое политическое чутье и с разными политиками говорит по-разному. Он хочет понравиться той аудитории, перед которой выступает в данный момент. Лукашенко часто в одном абзаце говорит вещи, противоположные друг другу. То, что для любого другого политика было бы нонсенсом, для него естественно.

Если говорить о позиции Лукашенко по украинском вопросу, то ему, безусловно, не нравится, что делает Россия. Ее действия напугали его. Лукашенко примеряет украинскую ситуацию на себя и видит со стороны России реальную угрозу.

– Какую, на ваш взгляд, цель ставит Лукашенко перед собой в российско-украинском конфликте?

– Во-первых, он никоим образом не хочет поссориться с Россией, вступить с ней в конфликт. Экономическая зависимость нашей страны от соседки в последние годы возросла.

Во-вторых, Лукашенко хочет сохранить хорошие отношения с Украиной, с которой у Беларуси выгодная торговля. По прошлому году положительное торговое сальдо составило 2 млрд. долларов.

В-третьих, Лукашенко пытается каким-то образом нейтрализовать агрессивные действия России в отношении Украины и всего постсоветского пространства. Он понимает: если удастся легко сломать Украину, то кто будет следующим? Лукашенко следующим быть не хочет, поэтому пытается очень мягко оппонировать Москве.

Он пытается балансировать, во всяком случае, на уровне риторики. Потому что когда доходит до реальных дел, то Лукашенко, как правило, идет в фарватере российской политики. Отсюда появление в Беларуси российских самолетов и голосование в Генеральной ассамблее ООН, где Беларусь поддержала Россию в конфликте с Украиной.

– Россия не была так агрессивна со времен СССР. Невозможно представить, что сегодня она может позволить Беларуси самостоятельно определять свое будущее. Беларусь упустила исторический шанс на сближение с Европой?

– Прошло еще слишком мало времени, чтобы делать окончательные выводы. Хотя, конечно, есть много оснований считать именно так. У белорусского общества был шанс на национальное Возрождение, был шанс осуществить реформы и вписаться в глобальный мир в гораздо лучшем состоянии, чем сейчас: с эффективной динамичной экономикой, демократической политической системой, с высокой степенью национальной идентичности белорусских граждан. И этот шанс белорусское общество упустило.

Но это не значит, что новых шансов больше не представится. Возможно, они появятся, но мы об этом сегодня не знаем.

– Лукашенко заявил, что, мол, если сюда придет Путин, то неизвестно, на чьей стороне будут воевать русские. Однако есть однозначные сигналы, что белорусская армия морально не готова и в случае чего не будет давать отпор россиянам. Белорусы живут в российском информационном пространстве. Как считаете, Лукашенко осознает, что загнал себя и страну в ловушку?

– Думаю, осознает. Об этом можно судить по некоторым его заявлениям, в том числе, по поводу того, что русофильские силы, выступающие с утверждениями, что здесь угнетается русский язык, являются чуть ли не диверсантами, с которыми стоит разобраться КГБ.

Украинский кризис выявил новое лицо России, которая силой готова установить контроль над так называемым «Русским миром». Но вопрос, какой выход из этой ситуации? Здесь действительно можно говорить об определенной ловушке. Дистанцироваться от России Лукашенко не может по причине того, что без российской помощи белорусская социальная модель не выстоит. А она является основой для удержания власти.

Лукашенко пытается спрятаться от российской угрозы путем более тесной интеграции, как это не парадоксально звучит. Это рискованная игра, как для Лукашенко, так и для Беларуси.

– Как он может спрятаться от российской угрозы в более тесной интеграции?

– Лукашенко хочет доказать России, что Беларусь настолько верный и близкий союзник, что нет никаких оснований применять другие способы для установления контроля над страной.

– Часть торжественной речи накануне Дня независимости Лукашенко произнес на белорусском языке. Что это значит?

– Это значит, что Лукашенко пытается очень мягко показать России, что Беларусь это не совсем «Русский мир». Ведь он по представлениям России находится там, где говорят на русском языке. Вот потому Лукашенко и показал, что здесь кроме русского языка есть и белорусский. Насколько эффективна и последовательна такая попытка отмежеваться от понятия «Русский мир» – другой вопрос.

– Можно ли представить, что Лукашенко начнет чаще пользоваться белорусским языком?

– Нет, не думаю, что такое произойдет. Но я не исключаю ситуации, когда белорусскому языку представят чуть-чуть больше свободы. Обратите внимание, уже и мэр Могилева заговорил по-белорусски . У чиновников тонкий политический нюх. Там, где они раньше запрещали бы белорусский язык, уже запрещать не будут.