A+ A A-


Беспредел по-дубровенски, или Как развлекается местная вертикаль (стенограмма)

Оцените материал
(7 голосов)

Фермер Виктор Бугаев решил побаловать жителей Дубровно гусятиной. Выкупил на аукционе строение бывшей Клёновской школы, завёз 500 гусей и... через какое-то время получил от районных властей уведомление – свернуть свою кипучую деятельность и ограничиться поголовьем в 50 птиц!

Когда Виктор Бугаев в кабинете у заместителя председателя исполкома Николая Рандаревича намекнул, что будет искать правду в судебных инстанциях, чиновник рассмеялся ему прямо в лицо. Зампред разъяснил и словом, и красноречивым жестом, кто здесь кто, и как они решают возникающие проблемы. Шмяк-шмяк... и готово!

Слушайте. Ну, очень занимательно и наглядно!

«Эту запись просто обязан послушать председатель Верховного Суда Валентин Сукало, который периодически заявляет, что белорусское правосудие независимо и беспристрастно! – отметил на своей страничке в Фейсбук лидер ОГП Анатолий Лебедько, –   Валентин Олегович, вы вытираете ноги о Конституцию, чиновники вытирают башмаки о «независимый суд».  На самом деле суды давно превратились в прислугу, обслуживающую лукашенковскую вертикаль. Они сами часть этой системы, мерзкой и циничной! И это не эпизод из Дубровно, это практика от Минска до самых до окраин».


ОГП-ТВ, стенограмма

Анатолий Лебедько:
– И снова здравствуйте. Снова мы на ОГП-ТВ. Многие привыкли, что мы здесь говорим о высокой политике. Но на самом деле в центре нашего внимания всегда был и остается человек.

К нам в Минск приехал жтель города Дубровно Бугаев Виктор, владелец..

Виктор Бугаев:
– Октябрьского фермерского хозяйства «Виктор продакт».

Анатолий Лебедько:
– Приехал просто с невероятной историей. Это и комедия, и трагедия -- все в одном флаконе.  Но -- все по порядку.

Итак, Виктор, вы - владелец крестьянско-фермерского хозяйства. Чем вы занимаетесь?

Виктор Бугаев:
– Я занимаюсь разведением птицы. То есть вид деятельности -- разведение птицы, гусеводства. На рынке нет гуся на продажу, вот я создал племя и с этого племени думал кажды год где-то 3-4 тысячи гусей выращивать и по осени -- на продажу.

Анатолий Лебедько:
– Просто замечательная идея, предложение. И у вас были планы и намерения развиваться, и поэтому вы участвовали в аукционе и приобрели усадьбу.

Виктор Бугаев:
– Я приобрел бывшее здание школы. Я изначально спросил, можно... я изачально сказал, что мне нужно помещение, где я могу содержать птицу, и земля.

Анатолий Лебедько:
– Вы участвовали в аукционе и выиграли этот аукцион?

Виктор Бугаев:
– Да. И вот эту школу я уже официально оформил. После чего в дальнейшем у меня стали возникать проблемы.

Анатолий Лебедько:
– Но вы туда уже завезли птицу?

Виктор Бугаев:
– Да, уже была птица. Я всю зиму потратил большие средства, чтобы ее прокормить. Очень много зерна уходило...

Анатолий Лебедько:
– А по весне вам сказали...

Виктор Бугаев:
– Весной числа 8-го приехал ко мне в апреле заместитель председателя райисполкома Рандаревич Николай Николаевич и второй заместитель Сатрапко. И вот Рандаревич заявил мне, что мне дается 2 дня сроку, чтобы я гусей вообще оттуда убрал. 

Анатолий Лебедько:
– Давайе попробуем разобраться. Итак. Вы абсолютно легально, законно, на аукционе приобрели землю, приобрели здание, туда завезли гусей, вложили свои ресурсы, свое время, и вдруг в апрельский день приезжает к вам чиновник и говорит: «Дорогой, выметайся ты отсюда». На основании чего? Почему? Что произошло?

Виктор Бугаев:
– Изначально мне говорили, что я могу без проблем содержать там птицу, все. А потом мне сказали, что по каким-то санитарным нормам или что я не имею права их там держать.

Анатолий Лебедько:
– Ограниченное какое-то количество? Или вообще нельзя?

Виктор Бугаев:
– Да. И потом мне дали ограничение. Четвертого января мне было дано ограничение 2016 года, после того, как здание находилось у меня около пяти месяцев, что я могу содержать там только 50 голов гусей. Что препятствовало моему дальнейшему... перспективам развития.

Анатолий Лебедько:
– Может быть, были какие-то жалобы от жителей деревни?

Виктор Бугаев:
– Таких веских жалоб не было. Было... вопросы возникали, но...

Анатолий Лебедько:
– Но вы изначально, когда покупали на аукционе... Они четко знали, чем вы занимаетесь и для чего вы приобретаете это здание и участок земли? Именно для выращивания гусей?

Виктор Бугаев:
– Да, конечно, это я согласовывал...

Анатолий Лебедько:
– Может быть, вы сказали, что будете там выращивать гладиолусы, а...

Виктор Бугаев:
– Нет, я изначально, когда брал здание, перед тем, как обратиться на аукцион, я обращался к руководству района, что мне необходимо здание для ведения крестьянско-фермерского хозяйства.

Анатолий Лебедько:
– Вот ваш регион, может быть, такой богатый, зажиточный, может, у всех хорошая работа, все каждый день едят гусятину, печенку гусиную?

Виктор Бугаев:
– Дубровно -- депрессивный город. Из двух школ в настоящее время в Дубровно в самом городе, в райцентре, закрыто две школы, детей разместили по другим учреждениям, то еть в школу они не могут ходить. Оставили буквальным образом детей без возможности в школе учиться. И вот школу, которую я... я вопрос поднял, когда она мне передавалась, что школа была в разграбленном состоянии.

Анатолий Лебедько:
– Хорошо. Виктор, итак, к вам приехал заместитель председателя райисполкома вот с этим уведомлением, что либо 50 гусей, либо...

Виктор Бугаев:
– Нет, он мне вообще сказал, что в течение двух дней.

Анатолий Лебедько:
– «Убирайтесь!» Вот такой взгляд местной власти на развитие бизнеса в регионе?

Виктор Бугаев:
– Да. 

Анатолий Лебедько:
– Хорошо. Но на этом, насколько я понимаю, история не завершилась, и вы пытались все-таки отстоять свои права. Обращались к председателю райисполкома?

Виктор Бугаев:
– Я хотел уже отказаться, так как понимал...

Анатолий Лебедько:
– Что противостояния вы не выдержите с ним, да?

Виктор Бугаев:
– Да. И мне пришлось эту птицу за бесценок продавать.

Анатолий Лебедько:
– То есть приложили усилия, чтобы вас еще и разорить?

Виктор Бугаев:
– Да. Я распродавал по сниженной цене, потому что у меня не было, где держать птицу. А еще, когда я пришел, чтобы отказаться от школы, мне было заявлено, что, помимо того, что вернуть школу, нужно еще 800 миллионов.

Анатолий Лебедько:
– Еще заплатить?

Виктор Бугаев:
– Да. За школу. Которая находится в разграбленном состоянии. На момент оценки, когда она производилась в 2013 году, она была оценена в 800 миллионов. И когда передавалась мне школа, там, как выяснилось потом, когда я передавал акт, передача происходила 27 июля, мне стали задавать сотрудники комиссии вопросы, где находятся полы школы? Где находится паровое отопление?

Анатолий Лебедько:
– Но там же был акт приема. Они были в начале?

Виктор Бугаев:
– Нет.

Анатолий Лебедько:
– А это зафиксировано в акте?

Виктор Бугаев:
– Нет. А сейчас вот, у меня проходила приемка, то не бухгалтер отдела образования Колуковская стала задавать вопросы: «А где дощатые полы?».

Анатолий Лебедько:
– Хорошо, Виктор. Вы привезли еще одну очень любопытную запись вашего разговора с заместителем председателя райисполкома, и вы там приводите аргумент, что можете пойти в суд, для того чтобы отстаивать свои законные права.

Виктор Бугаев:
– Да. У нас после составления акта приемки 27 июля возникли вопросы, кто должен оплачивать договор расторжения купли-продажи. Я сказал, что так как меня изначально ввели в заблуждение по этой школе и со мной вот так поступили, я  считаю, неправильно, я сказал, что я платить за расторжение не буду. В случае, если мы не решаем это мирным путем, то эти вопросы я буду решать в судебном порядке. На что Рандаревич мне сказал: «Хорошо.  Если ты хочешь через суд, то мы тебе тогда, -- дословно он заявил, -- давай через суд, мы тебе 800 миллионов тогда наляпаем». Это он мне дословно сказал.

После чего в этом же разговоре 29 июля он мне заявил о том, что председатель райисполкома Дубровенского района Лукашов потребовал от них, чтобы они у меня отобрали школу.

Также в этом же разговоре Рандаревич Николай Николаевич стал мне высказывать угрозы о бесперспективности судебного разбирательства, заявил, что у них имеется влияние на суд. И привел пример: «Вот вчера, -- потом поправился, -- позавчера мы судью -- приняла решение -- наложила арест на колхоз, мы судью вызвали в райисполком и ...» -- сжав ладонь и второй рукой два раза ударил, обозначив мне, что они сделали в отношении судьи, «после чего, -- сказал, -- судья отменил свое решение».

Анатолий Лебедько:
– Ну, что ж, уважаемые, можно было бы, конечно, посоветовать фермеру Виктору Бугаеву обратиться к депутату Палаты представителей, недавно прошли так называемые выборы. Но самое удивительное, человек, который будет представлять данный регион в Палате представителей, -- это и есть тот самый председатель райисполкома Лукашо, который таким образом, очень своеобразно, развивает бизнес в депрессивном Дубровенском районе.

И в этом флаконе мы почерпнули еще -- действительно, я слышал эту запись -- как решаются у нас вопросы в судебном порядке. К сожалению, суд полностью зависим, управляем от исполнительной власти, и человеку прямо в глаза говорят: «Вы -- ничто в этой ситуации, мы можем делать ве, что угодно, мы -- короли этой жизни». Но тем не менее, мы озвучиваем эту информацию. И я хочу сегодня обратиться к новоиспеченному депутату Лукашову. Что ж вы будете делать в Палате предствителей? Как вы будете развивать бизнес? Как вы будете отстаивать независимую судебную систему, когда у вас в вашем районе происходят вот такие ситуации?

Мы можем обещать только одно: что мы ееще раз вернемся к этому вопросу.

 

Программа «Пять минут о главном» – это о нашей реальности, о нас с вами, о наших проблемах и перспективах. Хочешь видеть все?  Подпишись на канал ОГП-ТВ

 

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.